Где в Баймаке можно сделать прививку от коронавируса?
Все новости
Откровения
4 Февраля 2019, 21:00

Не хочу быть его дочерью

Обычно я не отвечаю на звонки с неизвестных номеров. А тут словно бес дернул: взяла и ответила на неопределившийся номер. В трубке густой мужской голос: «Привет, это твой папа». От неожиданности я трубку еле в руках удержала. Тональность и твердость, с какой это было произнесено, не давали повода для сомнений, но в голове буря вопросов: «Какой такой «отец»? Откуда он взялся? Кто так шутит?». Читайте полностью на нашем сайте.

Обычно я не отвечаю на звонки с неизвестных номеров. А тут словно бес дернул: взяла и ответила на неопределившийся номер. В трубке густой мужской голос: «Привет, это твой папа». От неожиданности я трубку еле в руках удержала. Тональность и твердость, с какой это было произнесено, не давали повода для сомнений, но в голове буря вопросов: «Какой такой «отец»? Откуда он взялся? Кто так шутит?».



А голос в трубке продолжал: «Вначале не думал звонить, но обстоятельства сложились так, что вынужден обратиться к тебе. У меня серьёзные проблемы со здоровьем, требуются большие деньги. А я уже на пенсии, конечно, средств таких нет, жена давно ушла от меня, сын не общается. Так что вот вынужден побеспокоить тебя. Ты ведь дочь моя, уже взрослая, работаешь. А я в своё время платил исправно алименты. Теперь твоя очередь помочь папе. Подумай, как будешь это делать: сумма серьёзная. Если полюбовно не получится, вынужден буду обратиться в суд...».
«Папа» — никаких эмоций, никаких воспоминаний, никакого движения чувств. Да и что могу помнить или чувствовать я, годовалая девочка, когда он, промурыжив маму два года обещаниями создать семью, ушёл от нас и женился на женщине намного себя моложе. Потом уже судом было установлено его отцовство и вменена обязанность платить алименты на ребёнка. Всё это я узнала самостоятельно, уже став взрослой и по роду деятельности получив доступ к материалам того суда. Ножом вонзилась в сердце фраза и сидит до сих пор острой занозой: «Связь та была ошибкой, а ребёнка от неё я не планировал и не хотел. Могла бы и аборт сделать...».
Конечно, вначале был шок, потом пришли обида и чувство глубокого оскорбления (так называемый отец отмахнулся от меня, как от паршивого котёнка). Сейчас в душе полное отрицание вообще существования человека по имени «папа». Моё рождение было для этого мужчины полной неожиданностью, ломало какие-то его планы. Потому он так легко порвал с мамой и куда-то уехал. Мне уже за сорок, а от него ни одной открыточки с моим днём рождения или хотя бы телефонного звонка. На улице мимо пройдёт, а я не узнаю человека, который сейчас представился моим отцом.
Не было и нет у меня его. Спасибо маме, одна меня растила, не ответила ни на одно предложение, боясь, что новый в её жизни мужчина будет обижать её дочь. Мама помогла мне получить высшее образование, выдала замуж, вышла на пенсию, но ещё долго работала, поскольку решила помочь нам купить квартиру. Да и сейчас помогает внучке-студентке и внуку-школьнику. Мама и любимая бабуля всегда с нами рядом, без лишних слов умеющая помочь, утешить, выслушать и просто вместе помолчать.
А кто он мне, этот «отец»? Абсолютно чужой человек, неизвестный, непонятный, несущий тревогу и угрозу нашей семье. Причём, похоже, ещё и из трусливых, если разговор на столь серьёзную тему он ведёт по телефону, а не решился встретиться со мной лицом к лицу. Что я могла ему ответить? Да то же, что сказал бы в моей ситуации любой, если просто не послал по известному короткому адресу.
Болезни и испытания возникают не на пустом месте. Тяжело заболел? Да судьба тебя наказывает таким образом: нельзя обижать Мать и невинное существо. Судись-не судись, а вот дочерью называть меня ты не имеешь никакого права. Не хочу быть ею для равнодушного, черствого и бездушного человека. Имеешь ли ты право требовать от меня какой-либо помощи — это большой вопрос.

Гульназ.