Шойгу доложил Путину об освобождении ЛНР
Все новости
Наши земляки
13 Сентября 2019, 18:51

На благо Родины

Имя этого человека памятно и дорого баймакцам. Акназаров Зекерия Шарафутдинович — крупный государственный деятель, посвятивший свою жизнь процветанию родной республики, и наш земляк.

Он защищал Отечество на фронтах Великой Отечественной. Его достижения на нелёгком поприще служения народу отмечены самыми высокими наградами Родины — орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного знамени и орденом Дружбы народов.

Сельский учитель, второй секретарь Баймакского райкома комсомола, с 1951 года первый секретарь Башобкома ВЛКСМ — так началась его биография. В 1954 году З.Ш. Акназарова приглашают на работу в Башкирский обком КПСС , а с 1962 года и по 1986 год Зекерия Шарафутдинович возглавляет Совет Министров БАССР.

Двух земляков З.Ш.Акназарова и А.З. Сайгафарова связывали долгие годы деловых и дружеских отношений. Сблизили одна родина, схожесть судеб — Амир Закирович также начинал свою трудовую деятельность простым сельским учителем, он — активный комсомолец, секретарь цеховых и первичных организаций КПСС, впоследствии — первое лицо в районе, возглавивший исполком Баймакского районного Совета. А благословение на эту трудную и ответственную должность он получил от своего старшего товарища З.Ш. Акназарова.

Выйдя на заслуженный отдых, Амир Закирович занимается историей родного края. Воспоминания о З.Ш.Акназарове — одна из страничек его плодотворной деятельности на этом поприще и дань уважения к памяти знаменитого земляка. В августе ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда З.Ш.Акназаров отметил бы своё 95-летие . Встречи с ним Амир Закирович бережно хранит в своей памяти. Впечатлениями о них он делится сегодня с нашими читателями.

В первый рабочий день 1975 года, сразу после новогодних каникул, меня, тогда заведующего организационным отделом райкома партии, пригласил к себе первый секретарь райкома партии Р.И.Имамов. Беседу он начал с обычных вопросов о семье, настроении, здоровье, а у меня в голове бьётся одна мысль: “ Зачем этот вызов? Без серьёзного повода “сам” к себе не приглашает”. ..

Наконец, хозяин кабинета переходит к главному: председатель райисполкома Х.Ш.Кашанов уходит на пенсию, на его место рекомендуют меня. Вопрос уже согласован с членами бюро райкома партии, в обкоме партии и в Совмине.

Сказать, что я растерялся, значит, ничего не сказать. Пытался что-то возразить, искал весомые аргументы для отказа, только Раис Имамович твердо сказал:

— Рекомендуя тебя на столь ответственную работу, я ведь тоже беру на себя большую ответственность. Простой учитель? Так ведь это даже хорошо. Многие начинали так, тот же Зекерия Акназаров — председатель Совета Министров Башкирии, под чьим непосредственным руководством тебе придётся работать, трудовую деятельность начинал с учителя начальных классов. Так что собирайся, на днях едешь на собеседование к руководству республики.

Мне ещё не приходилось вот так лично встречаться с З.Ш. Акназаровым. Видел его только на крупных республиканских мероприятиях, а теперь предстояла беседа в его рабочем кабинете. Конечно, было волнение .

Наш разговор длился минут двадцать. Уже это говорит о том, сколь тщательно относился он к подбору людей на ответственную работу. Начав с обычных вопросов, мой собеседник перешёл на экономические и социально-культурные вопросы нашего района. Слушал он, не перебивая, смотрел заинтересованно и внимательно, что помогло мне перебороть волнение. В конце беседы Зекерия Шарафутдинович чему-то удовлетворённо кивнул, сказал, что подобная беседа предстоит мне и в обкоме партии, посоветовал держаться там увереннее, а после беседы просил непременно зайти к нему ещё раз.

К первому секретарю обкома партии я попал только на следующий день, утром 7 января. М.З.Шакиров в кабинете был один, на столе перед ним лежал лишь листок бумаги. Первым делом он поинтересовался моим образованием. Я поспешил уточнить:

— Учитель, но вот уже лет десять как отошёл от профессии, а недавно начал заочно заниматься в сельхозтехникуме — более нужное мне сейчас образование.

На что Мидхат Закирович категорично заявил:

— Не надо этим заниматься! Перед тобой очень сложная и ответственная работа. Баймакский район — один из крупных в республике, с серьёзным зерновым и животноводческим хозяйством, уже это налагает на тебя ответственность. Покажи себя в работе, а потом подумаем о твоём дальнейшем образовании. Так что успехов на новом поприще, звони лично, если будут вопросы…

Сразу после разговора с М.З. Шакировым я зашёл к Зекерии Шарафутдиновичу. Расспросив подробности беседы с “первым”, он сообщил, что на завтра в Баймаке уже назначена сессия районного Совета народных депутатов, где и будет окончательно решён вопрос о моём назначении, и пожелал успехов.

По возвращении из Уфы я сразу зашёл к Раису Имамовичу рассказать о результатах собеседований с первыми лицами республики, на что он сказал:

— Зекерия Акназаров уже звонил, он доволен результатами беседы и одобрительно высказался о тебе. Только вот одну претензию высказал в твой адрес: “Больно щупленький, ваш кандидат”, — улыбается Раис Имамович. — Но я заверил: “Так ведь ещё молод, а вот лет так через пять раздобреет, ещё и тебя догонит.”

С таких вот дружеских подначиваний и шуток в мой адрес начиналось моё новое назначение. Хотя были правы друзья: выглядел я тогда щупленьким, как подросток подвижный, никакой тебе солидности для столь ответственной работы, кстати, и с годами я так и не смог раздобреть. Тем не менее, на сессии депутаты единогласно проголосовали за мою кандидатуру на пост председателя исполкома райсовета. Так начиналась моя новая работа, напряжённая, многогранная, часто в режиме “скорой помощи”, за которой стояли судьбы, настоящее и будущее моих земляков. Слова поддержки, тёплые напутствия старших товарищей в самом начале этого пути сделали намного легче эту ношу ответственности за других.

… Шёл 1975 год. То был весьма непростой год. За весь сезон — ни капли дождя!

Стояла жара такая, что на отдельных полях не смогли взойти посеянные семена, а к середине июня трава пожухла и стали желтеть деревья. Не переставая, дули суховеи. Нависла серьёзная угроза голода как для общественного скота, так и личного подворья сельчан.

Во второй половине мая в Баймаке собирается партийно-хозяйственный актив, на котором решается вопрос дня: заготовка кормов на предстоящую зимовку. Выходить из положения можно было только с помощью и усилиями всего населения, причём, если привлечь к работе не только сельских, но и городских жителей. Предстояло косить вручную по оврагам, балкам, по заболоченным местам, помимо этого, выделялись делянки в лесу для заготовки веточных кормов. Выходя в свой единственный выходной на субботники, люди понимали, что району будет очень трудно без такой жертвенной помощи. Но проблему не решали даже такие меры. Поэтому руководство республики через Москву добивается помощи из других регионов Советского Союза, в частности, с Украинской ССР, Прибалтики, с Краснодарского края и Ростовской области. Здесь и предстояло пострадавшим от засухи районам, а их набиралось около двух десятков по республике, заготавливать солому и сено.

Нас собрали в Совмине. Ситуация была столь серьёзная, что совещание вёл сам председатель Зекерия Шарафутдинович, шло оно вне всяких протоколов. Глава правительства республики внимательно вслушивался в выступления, расспрашивал, уточнял подробности и потребности. В конце большого разговора он подбодрил всех, сказав, что помощь непременно будет, что нас уже ждут в намеченных для заготовки кормов районах и республиках страны. “Кстати, — закончил З.Ш. Акназаров разговор, — готовы «кустэнэс», гостинцы вам в дорогу — башкирский мёд в сувенирном исполнении. Там, куда вы прибудете, будет, наверное, приятно получить в дар вкусный и красивый подарок из нашей республики”.

Зекерия Шарафутдинович не упустил из поля зрения даже такую мелочь, как отправить приятный подарок далёким друзьям, что уж говорить о более ответственных вещах…

К месту назначения мы вылетели из Уфимского аэропорта во главе с членом бюро обкома партии, заместителем председателя Совмина БАССР Нуруллой Хабибрахмановичем Уразбахтиным. В аэропорту Кировограда нас уже ждали.

Наш район был закреплён за Украинской ССР, Знаменским районом, за что я был уже благодарен нашему правительству. Нас давно связывали деловые и дружеские отношения. Мы соревновались друг с другом, в дни торжеств обменивались делегациями. Так что нам на помощь пришли старые, проверенные временем и делами друзья. Такими вот прежде были отношения с республиками Союза.

К нам подходит с приветствием седой, сухощавый человек. Оказалось, что это председатель Знаменского райисполкома Григорий Семёнович Костенко, уже знакомый с баймакцами. Будучи вторым секретарём горкома партии , во главе рабочей группы в 1956 году он приезжал в наш район оказать практическую помощь по внедрению квадратно-гнездового способа посева кукурузы и свёклы и других пропашных культур, способствующего получению высоких урожаев. Он сохранил хорошие отношения со многими руководителями нашего района, в частности, с первым секретарём райкома КПСС Р.Г. Уметбаевым и председателем райисполкома Х.С. Кусябаевым. Он очень тепло отзывался о них и о баймакцах, нравилась ему и наша природа. Признаюсь, находясь далеко от дома, приятно было видеть столь уважительное отношение и слышать добрые отзывы о наших людях и баймакском крае.

Знаменцы прониклись нашей бедой и старались помогать всем: наладить быт прибывающих людей, определиться с фронтом работ — словом, они вникали в каждую мелочь наших забот. До прибытия эшелона со сформированными в районе кормозаготовительными бригадами было ещё дня три, их мы использовали для того, чтобы объездить десять хозяйств, где уточняли возможные объёмы заготовки соломы и сена, условия жизни и питания наших механизаторов.

Наконец, прибыл эшелон с нашими людьми — это 350 человек трактористов, водителей, слесарей, ремонтников. Возглавлял их инженер РО «Сельхозтехника» Николай Куприянов. Вскоре сюда прибывает состав из Киргизии с новенькими тракторными пресс-подборщиками. Это был спецзаказ правительства Башкирской АССР, а за этим стояли ее тревога, забота и стремление оказать конкретную помощь нам, попавшим в беду районам. И такое проявление внимания было очень дорого, очень своевременно и более чем нужно. С помощью этих подборщиков заготовка сена и соломы ускорялась и упрощалась во много крат, что было для нас крайне важно. Корма прессовались в плотные тюки , и так мы их отправляли на родину.
Одним словом, помощь оказывалась тогда нам максимальная, всей страной, всей республикой. З.Ш.Акназаров практически ежедневно звонил нам, на Украину, требовал ежедневных отчётов о сделанном, держал под своим контролем темпы и качество сельхозработ, помогал своевременно решать возникающие вопросы. И вот он, результат: даже в этом неблагоприятном для сельского хозяйства году, мы сумели заготовить более 60 тысяч тонн соломы, в том числе 25 тысяч из них — далеко от дома, в Знаменском районе Украинской ССР. Общественное животноводство республики в тот год благополучно пережило зимний период и не пострадало из-за капризов погоды, в частности, и у нас. Благодаря огромным усилиям самих баймакцев и, конечно, во многом благодаря организаторской работе Совета Министров Башкирской АССР, сумевшей установить тесные дружеские отношения с республиками нашей огромной страны, и который талантливо возглавлял З.Ш. Акназаров. Конечно, за всем этим была решающая организаторская роль партийных организаций сверху донизу, с твёрдой дисциплиной и высокой требовательностью. Взять хотя бы такой пример: по поручению ЦК КПСС министр ж/д транспорта страны Бещев Б.П. ежедекадно проводил селекторные совещания и отчитывался “наверх” об организации и транспортировке кормов в пострадавшие регионы. В его выступлениях, кстати, дважды прозвучала критика в адрес Сибайской железной дороги и Баймакского района, где необоснованно долго задерживались под разгрузкой вагоны.

Я отчитывался не только перед районом и перед руководством республики. Знаменский райком КПСС еженедельно проводил оперативные совещания, где мне непременно предоставляли слово, и я отчитывался перед местными коммунистами о ходе заготовки кормов для нашего района. Однажды я высказал недовольство в адрес одного колхоза, который поднял стоимость 1 ц соломы в два раза. Первый секретарь горкома Ивлев тут же поднимает председателя этого хозяйства и жёстко отчитывает:

— Вы что, хотите заработать на беде других !? Это — не по совести!

Достаточно было одного такого выговора, чтобы больше разговор на такую тему не возникал вообще.

Осталось в памяти ещё одно совещание в Совмине в 1980 году. Стоит напомнить, что Зекерия Шарафутдинович держал под своим жёстким контролем все заготовки животноводческой продукции в республике. Ежедневные отчёты, строгий спрос за выполнение планов и обязательств — были и так в порядке вещей. А тут — срочное совещание с такой повесткой дня. Очевидно, складывалась какая-то неблагоприятная обстановка, и нас собирают для серьёзного и предметного разговора.

Совещание проходило прямо в кабинете Зекерии Шарафутдиновича. С большой озабоченностью он информировал нас о том, что в стране возникли серьёзные трудности со снабжением населения мясом и молочными продуктами и что нам предстоит поставлять живпродукты напрямую в город Свердловск. Чтобы выполнить немалые объёмы поставки, предстоит мобилизовать ресурсы не только хозяйств района, но и вплотную заняться закупом живпродуктов у местного населения — и это задача дня.

Дефицит в то время стал проникать во все сферы жизни и, конечно, в торговлю. С прилавков стали исчезать мясо и молочные продукты, но в то же время крестьянин, содержащий в своём хозяйстве пару коров и с десяток кур, считался стяжателем и антиобщественным элементом. Такое отношение не могло не привести к серьёзным перекосам в продовольственном снабжении даже сельчан. Словом, ситуация складывалась очень даже непростая. Тут приказывать, давить, обязывать — не получится, излишков продукции подворья у населения не так много, надо искать иные пути его заинтересовать.

Зекерия Шарафутдинович тогда в деталях, до мелочей обсуждал предстоящую работу, беседовал отдельно с каждым представителем районов, подробно интересовался возможностями встречной торговли через «Заготконтору» и Башпотребсоюз дефицитными на то время промышленными товарами. Словом, как обычно, этот человек в поисках выхода из сложившейся ситуации вёл кропотливую, где-то дотошную, работу, не стесняясь, спрашивал совета и помощи у нас, людей с мест. Завершая разговор, он ещё раз подчеркнул необходимость обратить серьёзное внимание на частный сектор, просил оказывать ему всестороннюю помощь. И жизнь показала, насколько он был прав в своём постоянном стремлении поддержать сельчанина, требуя к нему внимания и заботы.

Зекерия Шарафутдинович, долгое время работая Председателем Совета Министров Башкирской АССР, ни разу не приезжал на свою малую родину в отпуск или в гости к родственникам. На личное у него просто не оставалось времени. Но вот осенью 1976 года З.Ш. Акназаров приехал в Баймак, чтобы провести совещание с председателями исполкомов зауральских районов. Обсуждался тогда вопрос заготовки шерсти. Решался он остро: плановые показатели должны быть выполнены в течение двух месяцев.

Вечером, уже после трудного разговора на совещании, Зекерия Шарафутдинович прошёлся по кабинетам исполкома райсовета, поговорил с сотрудниками, а на наше предложение пойти отдыхать в гостиницу попросил отвезти его в село Второе Иткулово. Здесь жила его родная сестра с зятем Мирзой Хамитовичем, местным лесничим, ветераном Великой Отечественной войны, ветераном легендарной 112-ой Башкирской кавалерийской дивизии.

Встреча Зекерии и сестры Габиды была столь трогательной, что подумалось: сколько же душевного тепла и нежности в этом человеке, какие между родными нежные и доверительные отношения. Они со слезами на глазах обняли друг друга и замерли на какое-то время, не в силах выразить словами нахлынувшие чувства. Чтобы увидеть такую теплоту и искренность отношений, стоило ехать в позднюю ночь и так далеко. ..

Назавтра новое и непривычное для нашего гостя обращение: он попросил организовать ему поездку в родную деревню Шулька. Видимо, встреча с сестрой, радушный приём, который оказала ему её семья, затронули глубоко лежавшее в нём чувство тоски по родине, и он решил воспользоваться представившейся возможностью побывать в местах, где родился и рос.

К 7 утра мы уже были готовы к поездке. Ехать предстояло километров пятьдесят. По просьбе гостя держим путь через села Нигаматово, Бекешево, Тавлыкаево, Чингизово. Зекерия Шарафутдинович пристально всматривается в новые улицы, добротные дома селян и одобрительно отзывается о новом облике этих деревень. Он вспоминает свои юношеские годы, которые прошли здесь, мероприятия, что проводили комсомольцы в послевоенные годы, рейды “лёгкой кавалерии”, молодёжные субботники. Нет сомнения, Зекерия Акназаров был в них заводилой. Вот статья из районной газете “Кызыл Баймак” (№ 24). В номере помещён отчёт корреспондента Булата Диярова с комсомольского актива района от 30 июня 1946 года, на котором, в частности, обсуждался доклад второго секретаря райкома комсомола З. Акназарова “О задачах районной комсомольской организации по подготовке школ к новому учебному году.” Педагог по образованию, вожак местной молодёжи, но всё же очень юный человек делает серьёзный анализ состояния здания школ, классов и дворовых территорий, сколько и где завезено дров, отмечает как положительные, так и негативные стороны данной работы. В принятом активом постановлении нашли отражение все замечания и предложения З.Акназарова, толково, основательно, со знанием дела изложенные им в докладе. В частности, необходимость ограждения и озеленения территорий школ, создание в них спортивных и географических площадок и т.д. Причём эту работу должны возглавить молодёжь и комсомольцы сёл, подчёркивал он. Лидерские качества уже тогда чётко проглядывались в этом человеке.

… К деревне Шулька приходится ехать не спеша. Дорога грунтовая, основательно размытая прошедшими дождями. Да мы и не спешим, Зекерия Шарафутдинович столь интересный собеседник и эмоциональный рассказчик, обладающий к тому же чувством юмора, что мы не замечаем ни неудобств пути, ни времени. Проговорили всю дорогу.

Но вот и деревня. Она расположилась среди отрогов Южного Урала, вокруг неё — густой лес. Золотая осень подарила ему всё разноцветье увядания природы: берёза, ольха, черёмуха — у каждого свой цвет и свои неповторимые узоры. Зекерия Шарафутдинович всматривается в обе стороны открывшейся нам улицы, узнаёт чьи-то дома, называет хозяев этих строений (“Давно, наверное, их уже нет, дом обветшал”), тут же отмечает новые добротные строения с узорчатыми ставнями за речкой, у опушки леса (“Их здесь раньше не было”). Так мы проехали по всей деревне.

Потом гость просит показать производственный участок, и мы с главной улицы поворачиваем к лесопильному цеху.

Жизнь местного населения связана с лесом, его заготовкой и распиловкой на местном “заводе”, как говорят сами сельчане. Правда, день был воскресный, и люди заняты своими домашними делами. Чтобы показать руководителю республики местный “завод”, пришлось вызывать начальника цеха из дома. А Зекерия Шарафутдинович уже расспрашивает о мощности цеха, численности работающих, о продукции, что здесь производится, выполнении плана, причём со знанием дела и подобного производства.

И вот мы у большого дощатого строения, из-под входных ворот которого выходит пара рельсовой колеи. Внутри строения, продуваемого всеми ветрами, установлены две старенькие пилорамы, две циркульные пилы с совмещённой строгальной фрезой. Окинув взглядом “завод”, Зекерия Шарафутдинович не выдержал и начал смеяться: “Вот это зав-о-о-д! Вот так предприятие!” Действительно, было смешно называть дощатый сарай с примитивным оборудованием заводом, видимо, местные шутники постарались и пустили в обиход это слово.

Гость обошёл всё помещение, осмотрел оборудование и, выходя из цеха, посоветовал написать письмо на его имя с просьбой помочь с новой техникой. Кстати, мы так и сделали. Вскоре Баймакский леспромхоз, к которому относился лесоучасток

д. Шулька, получил разнарядку на две новые пилорамы, одна из которых была доставлена на тот самый “завод”. Слово и дело у нашего З.Ш. Акназарова не разошлись и на этот раз.

Обратно ехали, почти не останавливаясь. Только где-то через полкилометра от д. Шулька гость попросил свернуть ненадолго с дороги. Мы поворачиваем в редколесье. Едем по едва заметной дороге ещё метров 700-800 и останавливаемся у широкой поляны. Зекерия Шарафутдинович медленно дошёл до её края, остановился. Видимо, что-то сверяя со своей памятью, оглядывается. Через некоторое время он заговорил: оказывается, привёз он нас на место бывшего Ямашевского хутора, где в начале ХХ века жила семья Шарафутдина Акназарова. Вот здесь и родился наш знаменитый земляк, которого отец назвал “Зекерия “, что значит “памятный”, “оставивший воспоминание”.

Видимо, провидение подсказало родителям выбрать именно это имя. Они словно чувствовали, что у их мальчика будет необычная и сложная судьба и готовит она его к великим делам и к большим испытаниям.

Провидение не обмануло: Зекерия Шарафутдинович Акназаров оставил добрую память о себе на своей малой родине, у своих земляков и у всей республики. Знания, силы, опыт он целиком и полностью посвятил процветанию родной Башкирии и на благо её жителей.

Подготовила Г. Нигаматова.


(Окончание следует).

Читайте нас в